Потерянный рай: путешествие с Анной Фрост

В 7-м выпуске журнала Sidetracked Анна Фрост делится отрывками воспоминаний о своем возвращении в Папуа-Новую Гвинею – спустя почти 30 лет после того, как ее семья переехала, – чтобы заниматься бегом и исследовать местное высокогорье. Дин Лесли сопровождал ее во время путешествия. А мы перевели этот материал.

Потерянный рай: путешествие с Анной Фрост

Анна Фрост, или «Фрости», – очень известная личность среди тех, кто следит за жизнью трейлраннинга и ультрамарафона. Эта спортсменка с открытой улыбкой буквально заражает своим энтузиазмом и поражает количеством побед. Тем невероятнее наблюдать, как она трогательно раскрывается перед камерой. Анна плачет, рассказывая о событиях последних лет своей жизни. Сидя в родительском доме в новозеландском Данидине, она открывает нам свое сердце, говоря обо всем честно и открыто. Никакого лоска, никакой сентиментальности – лишь правда жизни.

 

 

Легкость и компактность современных камер сделали спортивные съемки куда более доступными, а YouTube, Vimeo и социальные сети подарили нам невероятную возможность наслаждаться ими и делиться удовольствием с друзьями. Ни дня не проходит без очередного яркого, качественного видео, «залитого» в сеть. Эти видео делают нас богаче. Они вдохновляют нас и пробуждают наш интерес, служа своеобразными окнами в те уголки мира, до которых мы не всегда можем дотянуться: не позволяет чересчур насыщенный рабочий график, или это слишком далеко, или нам банально не хватает времени на путешествия. Погружая нас в приключения, видео являются неотъемлемой ценностью нашей жизни. В реальном же мире лишь некоторые воспоминания откладываются в нашей памяти помимо тех, которые мы запечатлеваем с помощью камер. Можно назвать эти видео чем-то вроде сладкой конфеты. Все мы любим сладости, но когда что-то более глубокое появляется на горизонте, оно способно рассказать более выдающуюся историю и повлиять на наши жизни и без пятиминутного скачка адреналина. Именно такие истории действительно резонируют и вдохновляют, поскольку они родились у костра, а не на экране модного гаджета.

 

 

Возвращаясь к съемкам, в какой-то момент Фрости бросает взгляд на кого-то за пределами камеры – это Дин Лесли, режиссер, – и уверяет его, что она в порядке, чтобы продолжать. Дин рисует картину взаимного доверия и уважения. Они встретились во время его первой работы для Salomon еще в 2011 году, в Голубых горах Австралии. Поскольку Лесли выполнял все больше работы для Salomon, снимая многие из телеэпизодов компании, их с Анной регулярное сотрудничество, культивировавшее доверие и дружбу, было неизбежным. Функциями режиссера можно назвать наблюдение и съемку, но характер натурных съемок превращает всю съемочную группу в единую команду. Именно командный дух заставил Фрости поделиться своей историей с широкой публикой. Она знала Дина и знала, что тот покажет ее участливо, доброжелательно и взвешенно.  

 

 

Прошло уже время с тех пор, как Дин Лесли снял «Дом в Данидине» (Home in Dunedin) с Анной Фрост. Впрочем, всегда было ощущение, что точка в этой истории еще не поставлена. «Как по мне, «Дом в Данидине» стал жестким и откровенным признанием», - говорит Лесли. «Но стимулом к его съемке послужила исключительно решимость самой Фрости. Я хотел рассказать историю до конца – о том, как она разворачивалась дальше».

 

Первые шаги путешествия Фрости были куда более трудными, чем любой из ультрамарафонов: девушка определила для себя направление и могла привязать бег к своей среде, обрести больше душевного равновесия и почувствовать себя более укоренившейся. Что было неясно, так это куда двигаться дальше – и физически, и морально. Однако во время съемки в Данидине одно фото вдохновило их обоих на мысль о том, куда это путешествие может завести дальше.

 

 

Дин так описывает этот момент: «Во время съемки мы просматривали ее старые семейные фото, и Фрости протянула мне этот старый выцветший снимок маленькой белокурой девчушки посреди поля с папуасом в традиционной этнической одежде. Она принялась рассказывать, как выросла здесь и всегда мечтала вернуться. Это был тот момент, когда, так сказать, зерно было посеяно. Мы разговорились об этом и о том, как Фрости действительно хотела вернуться». И так история получила свое продолжение.

 

У Дина было четкое видение того, чего он хотел достичь с помощью своего следующего фильма, как фильм должен был восприниматься и какую историю рассказывать, – и, как показала сама Фрости, это не был фильм о беге.

 

 

«Я полагаю, что главным посылом истории Фрости является то, что бег – это просто бег, просто движение. То, что ты делаешь, необязательно говорит о том, кто ты. Мы слишком быстро вешаем ярлыки на людей. Чтобы потом сложить их в маленькую красивую коробочку, которую мы для них подобрали. Большая часть того, к чему ты возвращаешься и что помнишь, – это краткие моменты и впечатления, иногда лишь мимолетные видения чего-то, что длится всего пару секунд. Наша жизнь – это набор таких моментов, и мне хотелось, чтобы в фильме отобразились те впечатления, которые Фрости получила во время поездки в Папуа-Новую Гвинею. Фильм не о самой поездке. В основе фильма – лишь часть истории Анны, и, как и во всей ее жизни, бег тоже там присутствует: это – константа, но это не всё и однозначно не то, что предопределяет ее сущность».

 

 

Фрости стоит перед домом своего детства в Папуа-Новой Гвинее. Воспоминания многолетней давности пробегают у нее перед глазами. Девушка снова говорит в камеру. Она описывает те же эмоции, рассказывает ту же историю, что и почти два года назад, но в ее голосе уже больше решимости, силы и уверенности – всего того, чего ей так не хватало тогда. Когда Анна говорит, ее глаза улыбаются, и появляется ощущение, что все будет хорошо.

 

 

Бег – еще один аргумент, который заставляет верить, что все так и будет. Бег – это путь к исследованию и странствованию, способ путешествия уже сам по себе. Папуа-Новая Гвинея не похожа на большинство других мест для бега по пересеченной местности. Здесь неразвитая инфраструктура и практически отсутствует информация о беге на острове. И культурно, и географически Папуа-Новая Гвинея находится «за рамками» команды. «Папуа-Новая Гвинея восхищала и пугала вас одновременно. Вы могли идти по улице, и эти большие и крепкие островитяне таращились на вас, не отводя глаз, понимаете? Они шли прямо на вас, заставляя вас думать: «Ну вот и всё..». В последней надежде на спасение вы пытались выдавить из себя некое подобие улыбки, как вдруг эти здоровяки начинали лучезарно улыбаться. Они резко превращались в самых добродушных ребят, каких вы когда-либо встречали. В Папуа эти удивительные метаморфозы происходили буквально повсюду, и в основном вас встречали тепло и дружелюбно, хотя порой бывало неспокойно. Мне казалось, что в Папуа нет «золотой середины», а есть лишь крайности: либо вселенская любовь, либо массовая паника, крики и потасовки. Это было грубо и красиво одновременно – сплошь противоречия. Невероятная страна!».

 

 

В стране, которая выглядит и ощущается решительно «не такой» для западных граждан, один человек определенно чувствует себя в своей тарелке: Фрости здесь абсолютно дома – это видно по тому, как она наслаждается пьянящей энергией местного фестиваля Горока или бегает по непроходимым джунглям и высокогорью. Во время подъема на гору Вильгельм съемочную группу сопровождало племя вандике, которому принадлежит земля, где расположена гора. «Было невероятно наблюдать, как отлажено взаимодействие внутри племени. У всех членов племени присутствует крепкое чувство общности и братства. Все наши проводники были из одного племени», – рассказывает Дин. Возможно, режиссер, съемочная группа и бегун тоже члены одного племени. У них было совместное путешествие, и каждый играет свою роль в данной главе.

 

 

Таким образом, еще кусочек истории поведан. Это пока не конец, и многие вопросы все еще остались без ответов. Но это о жизни в целом, а не только о беге. Эта история не заканчивается финишной лентой и медалью. Так же, как Фрости и Дин, мы все продолжаем двигаться дальше и писать главы наших личных историй.

 

Дин Лесли – режиссер из Южной Африки, чьи фото- и видеоработы объединены под брендом Wandering Fever. Также является основателем и владельцем успешной независимой кинокомпании The African Attachment. Дин Лесли проводил съемки на всех семи континентах – от далеких островов Антарктики до продуваемых ветрами дюн Намибии. Его работы отличаются характерным визуальным стилем с четким элементом повествования, чередующимся тонкими темами и тонами.

 

  • Новая колекція Wilson CAMO EDITION
    06.11.2018
      Wilson представляє нову колекцію тенісного спорядження "CAMO EDITION". Колекція втілює у собі сучасний, але витончений стиль вулиць із...